Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
20.11.17. 05:10:14
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

А я остаюся с тобою

2005-08-02 19:01:02
"Я остаюсь, я буду здесь жить", — кричал один из героев замечательного фильма "Брат-2", когда его, лысого и пьяного, чикагские полицейские волокли в кутузку. Этот план готовы разделить — и делят — десятки тысяч выходцев с постсоветского пространства, ежегодно приезжающих в США.

За последние 15 лет лицо и механизм иммиграции в Америку значительно изменились. До 1990 г. суть иммиграционного процесса определялась понятием "уехать", ибо советская власть не спешила отпустить народ свой, а власть капиталистическая с удовольствием принимала всех, стремящихся к новой жизни. Затем Советский Союз распался, цель холодной войны была достигнута, и Белый дом потерял былой интерес к нашим соотечественникам. Однако те не потеряли интереса к заокеанской державе — ведь, по словам процитированного уже персонажа, "в Америке — вся сила". Теперь задачей иммигранта стало не уехать, а остаться. Но остаться оказалось уже нелегко: Америка, устав от нескончаемого притока непонятных иностранцев, повернулась к ним не то что спиной, а так — боком — и, как продавщица в советском продмаге, встала на довольно вреднючую позицию: "Вас много, а я одна".

Как и зачем?

До 1990 г. основным способом переехать в США было оформление документов на ПМЖ по приглашению в Израиль. Уезжали, как правило, целыми семьями. Большинство уезжающих были евреи. Теперь отъезжающие на ПМЖ остались в меньшинстве. Уезжают в основном по туристическим визам, а посколько таковые целым семьям не выдают, то покидают родину теперь в одиночку, а потом уже пытаются перетянуть родственников. Что касается этнического состава иммигрантов, то теперь здесь установился полный интернационал. Но всех желающих обосноваться в Америке, будь то русские, латыши, евреи, узбеки или белорусы, объединяет один и тот же вопрос: "Как остаться"?

Нелегкая стезя беженца

Существует же три основных способа "оставания": политическое убежище (нa иммигрантском жаргоне — "политика"), брак с гражданином (или гражданкой) США и рабочий гарант. "Политика" пользуется особой популярностью среди выходцев из Белоруссии и среднеазиатских республик, главным образом Узбекистана. Первоначально заявление на убежище рассматривается административным путем и подается в Службу гражданства и иммиграции США (USCIS). В случае отказа дело, если срок легального пребывания заявителя истек, переводится на депортацию в иммиграционный суд, где убежище можно попросить еще раз. Вероятность успеха в этом процессе не так уж низка, хотя десять лет назад была намного лучше. Так, в 2004 г. на уровне административном для выходцев из Узбекистана на каждое одобрение приходился 0,56 отказа. Для граждан Белорусиси и России это соотношение было 1 к 0,66, почти столько же, сколько и для немногочисленных латвийских заявлений.

Большинство просителей убежища не знают, как готовить заявление, и потому прибегают к помощи, но помощи, как правило, непрофессиональной, предлагаемой т. н. иммиграционными консультантами.

В каждой этнической группе существуют свои консультанты. Объединяет их воинствующая некомпетентность, отсуствие юридического образования и полулегальный, а порой и нелегальный подход к делу. Русскоязычные газеты Бруклина и Филадельфии пестрят объявлениями, убеждающими новоприбывших, что убежище им дадут без каких-либо проблем. Тем, кто откликается на эти объявления, доказывают, что никакой юрист (лоер) им не нужен, что лоеры берут кучу денег и ничего за эту кучу не делают. Действительно, в крупных городах США средняя цена на профессиональные юридические услуги по предоставлению убежища — около $5000-$6000 независимо от результата. Сумма эта довольно внушительная для иммигрантов, но, с другой стороны, тарифы американских юристов и адвокатов еще выше. Не самaя сложная индивидуальная судебная тяжба может стоить в два-три раза больше.

Но дело даже не в этом, а в том, что большинство консультантов все равно берет больше денег, чем профессиональные юристы. В Центре помощи иммигрантам, расположенном на торговой площади на Коллинс авеню в Майами и неформально именуемой русской, услуги одного хамоватого господинчика обходятся соискателям убежища тысяч по семь. При довольно большом объеме наивной клиентуры убежище получают единицы. Считается, что, в отличие от юристов, чья деятельность контролируется соответствующей коллегией, консультанты не связаны никакими этическими принципами, свою подпись нигде не ставят и потому с ними можно вести себя, как со своими, то есть честно сказать: "Ты, Жора, пиши там, шо хошь, а мы уж выучим". Вот они и пишут, и если бы делали это хоть с каким-то умом или английскую грамматику удосужились подучить!

Легенды на убежище стряпаются по нескольким стереотипным трафаретам. Вы из Ростова? Еврей? А кто, русский? Значится так: "Я и моя семья преследовались баркашовцами в Ростовской области, потому что мы свидетели Иеговы". Что, вы не свидетели? Ну, так будьте ими. Какие проблемы? Далее почти дословно приводится текст из реального заявления, виденного мною: "7 января прошлого года, когда мы праздновали Рождество, в нашу иеговистскую церковь ворвался отряд из 50 баркашовцев. Они стали избивать нас нагайками и крушить мебель в церкви". Консультант не потрудился даже выяснить, что Рождество свидетели Иеговы вообще не празднуют, день этот для них актуален так же, как и йом-кипур для католиков. Нужно ли говорить, что никакого убежища наши ростовчане не получили. Если же жертва консультанта приехала откуда-нибудь из Ташкента, где, как известно, баркашовцев никогда не было, то история модифицируется следующим образом: "7 января в нашу православную церковь ворвалась группа мусульманских фанатиков. Они стали избивать нас железными палками (вариант: кальянами) и крушить иконы". Так что офицеры иммиграционной службы имеют море удовольствия, просматривая такие заявления, что, впрочем, не мешает им давать убежище многим просителям.

Браки заключаются на небесах

Другим распространенным способом остаться является брак. Способ этот особо популярен среди выходцев из Прибалтики. Иногда соискатели грин-карты оформляют откровенно фиктивный брак, но часто живут-таки с супругом (супругой). Правда, многие сразу же разводятся по получении желанного документа. Кто-то вступает в брак из желания создать семью, но число таких союзов невелико, да и они часто распадаются: слишком велики различия в ментальности и культуре. При этом, по моим наблюдениям, русскоязычным женщинам гораздо легче ужиться с американцами, чем нашим мужчинам с американками. Какая-то часть искренних и полуискренних замужеств оборачивается трагедиями. Как минимум раз в неделю в мою юридическую контору звонят женщины и грустно спрашивают, что им делать в свете того, что муж их терроризирует, не дает денег, а только требует секса и вообще грозится депортировать. Законом допускается исключение, когда жена-иностранка, страдающая от домашнего насилия американца, может получить грин-карту без его участия. Однако критерии для этого исключения очень высоки. Служба иммиграции ожидает от заявительниц полицейских рапортов, заключений от социальных работников по защите прав женщин, но большинство неудачливых жен жаловаться на мужей в подобные инстанции не привыкло, да и по-английски изъясняется плохо.

Что касается фиктивных браков, то при всей их сомнительности многие из них приводят к желаемому результату. Многие же заканчиваются шантажем, требованиями дополнительных сумм, отказом пойти на интервью, и как следствие, приказом о депортации. Правда, приказ оный в исполнение приводится крайне редко. В худшем случае вы получаете предписание явиться с вещами в определенное место и время для отправки на родину, но мало кто следует этому предписанию.

Последний способ — через рабочий гарант — с моей точки зрения, наиболее правильный и эффективный. Однако пользуется им лишь минимальная доля наших соотечественников: он кажется им слишком долгим и сложным; пресловутая же политика, как казино, манит возможностью получить все и сразу.

Существует еще одна, весьма значительная часть иммигрантов — нелегалы. Это совершенно особый мир, со своими правилами и тайнами. И хотя я не желаю никому там оказаться, подозреваю, что именно к этому способу остаться и собирался прибегнуть лысый брат Данилы Багрова. Интересно, как он там сейчас?

Источник: МК Латвия


Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/33659




Ваше имя:


Комментарий:









Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@d-pils.lvСайт в стадии разработки