Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
20.11.17. 05:10:03
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

Настоящий полковник!

2005-08-02 14:57:01
Уходя в отставку в начале 90–х, полковник Евгений Походун уже точно знал, что в Риге жить он ни за что не останется. Несмотря на многочисленных друзей и шикарную столичную квартиру.

Полковник объездил за время службы весь бывший Союз, пожил в Европе и даже в Африке. Но его таинственным образом притягивала Латгалия. Край, в котором Евгений Походун раньше никогда не бывал, но об озерах и дубравах которого был наслышан и давно мечтал. Переселение из центра Риги в Краславский район стало для рядового военного пенсионера судьбоносным. Именно здесь жизнь словно дала ему еще один шанс: продлила молодость и подарила много счастья.

Айда к полковнику!

Знакомые на выходные собирались поехать на какую–то краславскую туристическую базу. Мол, и озеро с рыбой там есть, и банька, и лес с грибами рядом. И все по божеским ценам: ночлег — всего 3 лата, с банькой — 10. В разговоре то и дело мелькали фразы: "У полковника такая рыба ловится! У полковника то, у полковника се…"

— А полковник–то хоть настоящий, со звездочками? — в шутку спросила я.

— Это пусть Турция с Египтом для кого–нибудь звездят, но только не для меня, — выпалил Андрей. — В прошлом году там побывал: жарища, как в аду, да и цены, наверное, тоже. Теперь отдыхаю только здесь, где все близкое, родное. И ничуть не хуже. А полковник самый что ни на есть настоящий, только в отставке. Заброшенный хутор привел в порядок, причем все сделал своими руками.

— У него, наверное, там военные порядки?

— Ничуть. Если бы хорошо его не знал, никогда бы не сказал, что наш полковник — из военных. Он большой оригинал: пишет картины, собирает старинное оружие и всякие древности. И вообще он классный мужик, с которым всегда есть о чем поговорить и у которого есть чему поучиться. Представляешь, пару лет назад у него сгорел хутор дотла. Другой бы на его месте точно руки опустил, а он все начал заново, с нуля. И сегодня уже опять твердо стоит на земле. Как говорится, обеими ногами. Кстати, ты много знаешь мужчин, у которых жена на 30 лет моложе?

— Вообще–то нет…

— А у него как раз такой случай.

С таким интересным человеком сразу же захотелось познакомиться. В выходные мы махнули к полковнику.

О Латгалии и людях

От Краславы до хутора Пиекалне всего 8 километров. По обе стороны от дороги тянутся зеленые холмы с голубыми блюдцами–озерами, в которых поблескивает солнце. На свежескошенных лугах пасутся кони и овцы. Нашу машину лениво провожали взглядом любопытные буренки.

Сельским раем у краславского полковника оказался ничем с виду не примечательный хутор. Разве что веранда, покрашенная в золотистый цвет, привлекала внимание необычным для латгальского села цветочным оформлением — цветы росли прямо из здоровенного размера мужских ботинок. На дружелюбный лай сразу двух собак, явно обрадовавшихся гостям, из дома вынырнул мужчина в одних шортах. На вид — лет пятидесяти.

— Здравия желаю, товарищ полковник! — приветствовал хозяина хутора сразу как–то подтянувшийся знакомый. Тот в ответ только замахал руками: "Отставить. Ты же знаешь, у нас здесь все по–простому".

Уже через минуту выяснилось, что полковник временно холостяк — жена с дочкой отправились к брату в Питер. Он с ними не поехал. По официальной причине — дел невпроворот, а на самом деле — выбираться отсюда в большой город ему просто не хочется.

— Даже в латвийской столице я не был года два, — признается Евгений Походун. — Да и, откровенно говоря, совсем не тянет. В последнее время стал замечать, что плохо чувствую себя в густонаселенных местностях. От городского шума болит голова, от обилия народу рябит в глазах, хочется побыстрее вырваться из бетонных оков домой, на волю. То ли дело здесь. Сами посмотрите — какая кругом благодать! Я объездил почти весь белый свет, нигде не задерживался дольше пяти лет, а в Латгалии я уже больше десяти, но до сих пор считаю, что лучше этих мест я ничего в своей жизни не видел.

— Возможно, дело не столько в месте, сколько в людях, которые рядом с вами живут?

— Люди, конечно, здесь тоже особенные. Три года назад, когда мы с женой в одну ночь лишились всего, что было нажито годами, все местные жители нам не просто посочувствовали, а реально помогли. Кто чем мог. Кто дал одеяло, кто — подушку, кто — зубную пасту.

— А что произошло?

— Нелепая случайность: ночью замкнуло электропроводку от электрического чайника, возник пожар. Я успел спасти только документы и машину, жена — часть моей коллекции оружия и одну мою работу — свой портрет. У нас в ту пору хорошо шел туристический бизнес. Гости приезжали из России, Канады. Мы только закончили строиться и решили с женой: все, больше никаких строек, поживем для себя. И тут эта беда. Пришлось опять начинать все с белого листа. Какое–то время жили в 6–метровом понтонном домике на озере — имуществе еще из прошлой жизни. Затем нашли этот хутор и перебрались сюда. Трудились от зари до зари, и теперь даже есть что показать гостям.

Сельская идиллия

Евгений Иванович не без гордости демонстрирует свои владения.

Просторные хозяйские и гостевые комнаты с чудесным видом из окна — на раскинувшиеся холмы и долины, на которых пасутся белоснежные барашки. Современная деревянная сауна с вместительным предбанником. Во дворе — футбольно–баскетбольная площадка с воротами и корзинами, место для пикников, качели. Озерцо, на котором теперь плавает понтонный домик, всего в нескольких шагах. Гостевой домик одновременно является каминным залом и мастерской художника. Когда нет гостей, полковник здесь играет на пианино или пишет картины. Кстати, именно картинами хозяина оформлен весь интерьер. Повсюду пейзажи, натюрморты, портреты.

— Откуда такое необычное для военного человека хобби? — интересуюсь у Евгения Ивановича.

— А я совсем не военным хотел быть, а художником. Мальчишкой подвизался ходить с одним известным тверским художником Вячеславом Умеренковым. Ему уже тогда было за 70. Брал меня на пейзажи, а я за ним тащил мольберт и краски. Он меня и научил рисовать, поставил руку, пророчил большое художественное будущее и скончался как раз накануне моего поступления в Ленинградскую академию художеств. Если бы не умер, обязательно меня туда затолкал бы. Но судьбе, наверное, было так угодно, чтобы я стал человеком военным. В моей жизни всегда играл роль какой–то совершенно неожиданный, но тем не менее все переворачивающий с ног на голову случай.

От случая к случаю

— Что–то вроде цепочки роковых случайностей?

— Вот именно. Когда провалился на экзаменах в Академию художеств, опоздал с подачей документов в другие учебные заведения и проболтался полгода у друзей, меня случайно встретил в Северной столице дядя, посоветовал поступить в Ленинградский институт тыла и транспорта. Я подал документы на авось, и меня взяли — за хороший школьный аттестат и характеристики сделали исключение из правил. Так я стал военным. Уже будучи при чинах, случайно пригласил к себе в гости только что приехавшего по распределению начальника. Торжественный ноябрьский парад прошел без эксцессов, полагалось это событие отметить, а у прибывшего не было в городе ни одного знакомого. Приезжаем домой, а у меня уже сидит теплая компания — художники, скульпторы. Одним словом, богема. Я среди них вращался как рыба в воде, а моему гостю эксцентрика творческих личностей не понравилась. Быстро он от меня сбежал, а на следующий день доложил всем, что у Походуна собирается чуть ли не вертеп. Вызывает меня генерал, спрашивает: "Походун, у тебя что, цыгане вчера были?" "Никак нет", — отвечаю, а у самого такая взыграла обида. Думаю, ни за что под руководством данного типа работать не буду. В тот же день попросился в Афган. Все перепугались, начали меня отговаривать. Я — ни в какую. В конце концов в горячую точку меня все же отправили. Только не в Афганистан, а в Анголу, где тоже велась гражданская война. Почти 4 года отработал там советником начальника автобронетанкового управления генштаба.

— Воевали?

— Пришлось. Хотя должность по тем временам была — как замминистра по технике вооружения. Три раза болел малярией, случайно выжил. Из Анголы у меня страсть к старинному оружию и маскам. К сожалению, большая часть коллекции сгорела в пожаре. Поэтому уцелевшее благодаря моей жене оружие я холю и лелею. Все друзья о моей страсти к старине знают. Поэтому регулярно меня чем–нибудь таким одаривают.

— Молодая жена — это тоже случайность?

— Скорее судьба. Я был вдовцом, Жанна, моя соседка по хутору, приходила иногда посидеть у камина. Так и поженились. У нас родилась дочка, которой уже десять лет.

За молодых

В своих 67 лет Евгений Походун выглядит максимум на 50. У него до сих пор собираются богемные компании, к нему приезжают многочисленные гости со всей Латвии, отмечающие, что полковник еще очень молод душой. Он о многом мечтает, а любая работа в его руках так и кипит. Недавно собственноручно собрал пилораму и сделал электромобиль — чудо–машину по перевозке тяжестей.

— Европа вроде бы поддерживает развитие сельского туризма в Латгалии. Вы с какими–нибудь проектами в европейские фонды обращались?

— Пока нет. Но жена об этом думает. Всеми организационными делами у нас занимается именно она. Я уже свое, слава Богу, оторганизовывал. Теперь время молодых. Кстати, оформление нашего интерьера — полностью ее задумки и эскизы. Все гости отмечают, что у нее очень хороший вкус.

— Ну еще бы! Кто бы в этом сомневался, если она выбрала себе в мужья такого полковника!

Источник: Вести Сегодня


Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/33596




Ваше имя:


Комментарий:









Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@d-pils.lvСайт в стадии разработки