Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
18.09.19. 22:21:56
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

"Я хорошо стрелял и бомбил"

2009-08-03 14:16:44
Четыре континента сражений холодной войны.


Геннадий Геннадьевич Лушенок вырос в Лимбажи, куда его семья переехала после войны из Витебской области. Как многие мальчишки тех лет, хотел стать летчиком — и эта Мечта стала Судьбой.

Школа выживания

Закончив курс Борисоглебского высшего военного авиационного ордена Ленина Краснознаменного училища летчиков имени Чкалова, Геннадий вырос не просто в инструктора, а вошел в элиту истребительно–бомбардировочной авиации. В случае ядерной войны таким, как он, предназначался "билет в один конец" — полет на предельную дальность для уничтожения пусковых установок ракет НАТО. После удара летчики должны были катапультироваться и… добираться домой по земле. Поэтому их учили стрельбе, рукопашному бою, выживанию.

Одним из летчиков–инструкторов в Борисоглебске был знаменитый впоследствии Александр Руцкой. Но тогда он не был популярен — летчик средний, с курсантами не мог найти общего языка. В небе летчик Лушенок освоил пилотирование двух десятков самолетов — от планера и легкой "Вилги", спортивного Як–52 до боевых МиГ–15, МиГ–21 и Су–27 (три разных поколения реактивных истребителей!).

— В конце 70–х, будучи инструктором в Ейском высшем летном училище, я обучал наших, советских пацанов, а так как я овладел МиГ–17, то стал учить и пилотов из социалистических и дружественных нам стран в учебном центре в Краснодаре. Тогда эта машина уже считалась устарелой, на вооружении в СССР не состояла, но на базах хранилась на случай войны. Потому что заводы в современной войне не смогли бы произвести нужное количество самолетов — вот старье и оставляли. На них предполагалось пересадить ранее уволенных из авиации летчиков и тех, кто обучался в школах ДОСААФ. Ну и часть самолетов продавалась в "третий мир", так как более новую технику они не могли оплатить.

На Диком Юге

МиГ–17 выпускался в разных модификациях — это был и истребитель, и легкий штурмовик. На нем Геннадию пришлось летать в первую военную кампанию — в 1979 году в Мозамбике. Самолеты перевезли морем в небольшой порт Накала.

— Нам сделали несколько прививок, а в основном все неизлечимые для европейцев болезни порекомендовали лечить спиртом. В Африку летели как команда спортсменов, гражданскими воздушными судами — у нас были зеленые дипломатические паспорта. По–нашему, мы улетели осенью, а приехали в Южное полушарие, в самую жару.

Как вспоминает Геннадий, большинство военных в недавно освободившейся от колониального правления Португалии стране училось в СССР — и было вполне дружески настроено. Несколько докучала нищая черная детвора, клянчившая у белых дядей все, что можно. Платили летчикам местной валютой — экзотическими метикалами. Жили шестеро советских офицеров в тростниковых бунгало, кондиционеров, конечно, не было. На рынке торговали практически всем — конечно, в основном подделки. В столицу Мозамбика — Мапуту удалось съездить только раз. "Мы находились совсем в другой точке страны. Истребительная авиация никогда не находится в крупных городах — исключением, наверное, была наша Рига с аэродромом в Румбуле".

Военные действия в Мозамбике велись между войсками правящей партии ФРЕЛИМО и оппозицией РЕНАМО, которую поддерживали ЮАР и Южная Родезия. Естественно, приходилось воевать и советским советникам:

— На "той" стороне тоже были старые самолеты — американские "Сейбры" и "Супер–Сейбры". Но по ним мне стрелять не приходилось — в основном по наземным целям работали, уничтожали артиллерийские и ракетные установки. Высота была 1200–1800 метров. Сам МиГ–17 очень круто вооружен — у него две пушки 23–мм и одна 30–мм, а у американских "Сейбров" стояли 6 пулеметов калибра 12,7 мм. Но у "Сейбра" был радиолокационный прицел, а на МиГе нужно было считать головой, учитывать все углы, воздушные потоки, уносящие снаряды.

— И какие результаты зафиксировал ваш фотокинопулемет?

— В основном нормальные. Я очень хорошо стрелял и бомбил. Налетал я в Мозамбике часов 150, значит, полетов 250 или даже больше, потому что инструкторский полет "взлет–посадка" занимал 8 минут, а боевой — 40 минут. Мы были ограничены по керосину, потому что удачнее всего, с минимальным расходом топлива, истребители летают на высоте 9–10 км.

— Потери были у мозамбикцев большие?

— В основном от зенитного огня. Я вел группу в 5 человек — 2 погибли. Они катапультировались, и им — кирдык. Там законы жесткие, просто так в плен не берут.

Кровавый "Зерноград"

В 1981–1983 годах пришла пора Афганистана. Он в летных командировках Геннадия был зашифрован как "Зерноград" — был в СССР такой военный аэродром. В Герат и Шинданд перегоняли МиГ–17, на них же учили афганских пилотов. И, как и ранее, приходилось самому вылетать на штурмовку. За одну из них Лушенок получил орден Красной Звезды:

— По нашим войскам била артиллерия, как потом выяснилось, с территории Пакистана. После того, как я по ним ударил, начался скандал — хотели уже под трибунал отдать. Но раздумали и, наоборот, наградили.

В Афганистане МиГ–17, который пилотировал Лушенок, был сбит огнем зенитной ракеты — когда авиация поддерживала группу спецназа, отбивавшуюся от крупного отряда моджахедов. Наши летчики целили в гору, чтобы засыпать обломками атакующих, но сразу пять трасс ракет ринулись к ним снизу. Геннадий катапультировался и приземлился между своими и "духами".

— Они меня могли легко убить, но хотели живьем взять, чтобы "бакшиш" получить. А когда я перевернулся пару раз и стал стрелять из "Стечкина" (автомат в кабину не влезал), то влепили очередь. Слава Богу, прошла на излете — а тут и наши подобрали.

Летчик получил ранения в корпус, в руки, в голову, вдобавок при катапультировании был травмирован позвоночник. Вначале его сочли мертвым — и только в Ташкенте разобрались, что привезли "трехсотого" (раненого), а не "двухсотого" (убитого). Несколько дней Лушенок провел в коме, но через пару месяцев лечения и реабилитации уже встал в строй!

Самба–Латино

В ноябре 1984 года случился Карибский кризис — 2 в миниатюре: администрация Рональда Рейгана объявила, что поставки советских истребителей МиГ–21 в Никарагуа угрожают национальной безопасности США. Началась блокада портов небольшой страны с марксистским режимом. Возле Пуэрто–Сандино подорвался советский транспорт "Луганск", были взорваны панамское и либерийское суда. Американские военные корабли потопили никарагуанский сторожевик, конвоировавший "русского".

Американцы истово не желали распространения пожара революции в "мягком подбрюшье" — а ведь тогда уже занялся весь регион. В операциях "контрас" активно использовалась авиация, которой противостояли советские переносные зенитные ракеты "Стрела–2" — было несколько случаев удачной стрельбы по транспортным C–47, DC–6, C–123, малым Cessna (которые нагло кидали бомбочки в сандинистов!), вертолетам. Захватывались агенты ЦРУ и американские военные. Но все же нельзя было исключить полномасштабного вторжения США, как это только что случилось на островке Гренада.

В итоге в Москве приняли оригинальное решение — на Кубу ведь блокада не распространяется? Завернем вначале самолеты туда! А потом 24 МиГа пришлось переправлять в конечный пункт назначения советским военным пилотам. Как вспоминает участник операции Геннадий Лушенок, полет до Манагуа был очень сложным — шли низко над Карибским морем, чтобы не угодить в зону действия американских радаров. МиГ–21 были по максимуму обвешаны дополнительными топливными баками, которые по израсходовании летели в море.

Службу майор Геннадий Лушенок закончил в Краснодарском крае в 1987 году, после чего вернулся на место призыва — в Латвию. Готов летать и сейчас — вот только, чтобы получить официальный латвийский сертификат пилота, нужно свободно владеть английским. Что поделаешь — победители в холодной войне заказывают музыку. Но, скорее всего, это не историческая точка — а всего лишь многоточие. Ведь Никарагуа опять ходит в союзниках России…

"Вести Сегодня" № 149.

Источник:
«Ves.LV»


Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/2/357459











Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@dpils.lvСайт в стадии разработки