Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
19.08.18. 20:52:57
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

Кадетское братство

2009-05-08 05:14:37
Майские праздники стали поводом, чтобы в очередной раз собрались вместе эти люди - разных возрастов, темпераментов, судеб. Но объединяет их одно ключевое и емкое понятие: кадеты. Или воспитанники и выпускники Суворовских и Нахимовских училищ...

Они живут среди нас и дважды в год собираются вместе

Подобные встречи проходят по меньшей мере два раза в год - в первых числах мая и 24 ноября, в день рождения Александра Суворова. Кадеты поддерживают связь друг с другом уже много лет, но официально организация «Прибалтийская региональная группа кадетского братства» была зарегистрирована недавно, в декабре прошлого года. Все ее члены в свое время окончили Суворовское или Нахимовское училище. Теперь они живут и трудятся в Латвии.

Они считают себя братьями. Братьями по верности друг другу, по общему восприятию мира, по образу мышления.

Сегодня «Час» знакомит с судьбами трех кадетов.

Из истории вопроса

Суворовские военные и Нахимовские военно-морские училища появились в 1943 году. Решение об их создании было принято после Сталинградской битвы, когда Красная армия перешла в наступление. Это было своевременное и дальновидное решение: страна взяла на себя заботу о тысячах детей, чьи отцы погибли на фронте.

По всей стране была создана большая сеть Суворовских училищ. А вот Нахимовских было открыто всего три: в Тбилиси, Ленинграде и Риге. Училища создавались по типу старых кадетских корпусов Российской империи. Командование, преподаватели и воспитатели, основываясь на проверенной временем кадетской системе образования и многовековых воинских традициях России, разработали свою методику воспитания: юным кадетам прививался интерес к знаниям, учебе и военной науке, воспитывались патриотизм, гордость за страну, дисциплина, чувство товарищества и братства, ответственность, высокие духовно-нравственные качества.

От хулигана до полковника


В Борисе Григорьевиче Каткове сразу можно узнать профессионального военного - военная выправка, подтянутость, командные нотки в голосе. Сегодня он с особым чувством вспоминает кадетские идеалы мужской дружбы, дух товарищества, который суворовцы сохраняют на всю жизнь.

- Когда нас, 11-летних пацанов, собрали в училище, мы поначалу притирались друг к другу: и драки были, и борьба за лучшие места. А потом такой спаянный коллектив образовался. Мы во взводах (а в каждом было по 24 человека) как братья были. Не дай бог кого на стороне, в увольнении обидят! Помню, как все училище встало на защиту товарища: дрались 200 кадетов и 200 гражданских, и мы их погнали... Об этом даже «Голос Америки» рассказывал, - с огоньком в глазах вспоминает Борис Григорьевич. - Вот в армии, говорят, дедовщина, а в Суворовском такого не было. Когда я был маленьким, надо мной шефствовали суворовцы постарше, а когда стал старше - присматривал уже за младшими ребятами, среди них был и Судец, сын маршала. Друг за друга настолько переживали, что готовы были пожертвовать всем. Мы, конечно, озоровали, но никогда офицеры-воспитатели не узнавали, кто разбил окно. Никогда не выдавали друг друга.

По словам Бориса Каткова, в детстве он был хулиганистым, задирой, и тетя, которая воспитывала его после смерти матери, была вынуждена отправить племянника в Суворовское училище в надежде, что там его бурную энергию направят в правильное русло. Тетя жила в Мордовии, в Рузаевке, а учиться Борис отправился в Москву...

- Действительно, дисциплина, требовательность со стороны воспитателей сделали свое дело. Меня приучили к чистоте и порядку, и это осталось на всю жизнь. Например, офицер-воспитатель проводит пальцем по железной кровати: если пыль, то иди, суворовец, «изучай» стенку. А стенки у нас крашеные были. И вот берешь ластик после отбоя и вытираешь, - рассказывает Борис Григорьевич. - Офицеры-воспитатели обладали таким преподавательским талантом и, как сегодня говорят, харизмой, что смогли убедить меня в том, что надо хорошо учиться. А то я вначале, как все пацаны, все по чердакам да по крышам бегал. Принуждение садиться за книгу, когда этого совсем не хочется, дало в итоге хорошие результаты: я без троек окончил Суворовское училище, затем с отличием - военное училище. Впоследствии хорошо учился в вузе - и все на той базе, что получил в детстве, в Суворовском. Там же начал заниматься спортом. Был чемпионом Москвы по боксу.

Борис Григорьевич убежден, что без суворовского воспитания он не стал бы тем, кем является сейчас.

- Позже, когда служил в Даугавпилсе, поступил в пединститут и получил второе высшее образование. Так я продолжил семейную традицию: мой отец был директором школы, а мать - учительницей.

Показательно, что и старший брат Каткова тоже кадет и попал в Суворовское училище, едва они стали организовываться:

- В 1943 году мы получили известие, что отец погиб на фронте. Тогда мать направила заявление в училище, старшего брата и приняли. Он окончил Суворовское, потом учился в военном, а сейчас кандидат технических наук, доцент, преподает в Твери, хотя скоро ему будет 75, - рассказывает Борис Григорьевич.

Учась в Москве, Катков дважды в год, 7 ноября и 1 мая, принимал участие в парадах на Красной площади.

- Каждый раз после завтрака мы выезжали в парк Горького, где маршировали по два часа подряд, - вспоминает Борис Катков. - Тогда многие рвались принять участие в параде. И не только потому, чтобы прошагать по Красной площади под восхищенные взгляды зрителей, но еще и потому, что за труд давали по плитке шоколада дополнительно. Это тоже был стимул.

Служил Борис Катков в Калининграде в ракетных войсках, потом его перевели в военные комиссариаты - сначала в Цесис, затем, в 1983-м, назначили военным комиссаром Пролетарского района Риги (ныне Видземское предместье). На этом посту он проработал до 1991 года. Ныне Борис Катков - президент Латвийско-Российской ассоциации сотрудничества.

«И вновь зовет суворовца медная труба...»


Валентин Георгиевич Пимкин - донской казак. Родился он в 1934 году на хуторе «Вертячий» на Дону. Хутор знаменит тем, что там во время Великой Отечественной войны завершилось окружение группировки Паулюса. А сама Сталинградская битва для Пимкина не какое-то отвлеченное понятие, а трагедия, свидетелем которой он был. Валентин оказался в Сталинграде, когда в городе шли жесточайшие бои. Здесь погибла его мать, а сам он, как и многие дети с похожей судьбой, попал в детдом. В 1946 году в возрасте 13 лет (по окончании двух классов) из детдома города Серафимовича он был направлен в Сталинградское суворовское училище. Несмотря на название, училище никогда не располагалось в Сталинграде: до 1946 года оно находилось в Астрахани, а после было переведено в город Чкалов (сейчас Оренбург).

- В те времена в училище все были равны: и племянник Жукова, и племянник Соколова окопы рыли наравне с нами, - вспоминает Валентин Георгиевич. - И дрались мы друг с другом, и нарушали дисциплину. Бывало, перелезем через забор - и на каток или на танцы. Но сделать это было не так-то просто: с подъема до отбоя ты постоянно под надзором офицеров. И ночью в роте дежурил офицер-воспитатель.

Помимо военной подготовки, в училище много времени уделялось эстетическому воспитанию будущих офицеров: уроки танцев были обязательны, суворовцев часто водили в театр, на выставки. Устраивали балы, на которые приглашались воспитанницы женских школ. После окончания учебного года кадетов вывозили в летний лагерь, где те учились ходить в атаку, рыть окопы, метать гранаты, стрелять.

- В Оренбурге в июле - сорокаградусная жара, и в такую жару нас, пятнадцатилетних пацанов, заставляли окопы рыть. Лежишь, бывало, с карабином в окопе, а тебя офицер еще и пихает: мол, не высовывайся, - смеется Валентин Георгиевич.

Но именно эту закалку, полученную в детстве в Суворовском училище, все кадеты сегодня вспоминают добрым словом.

- Кадетское братство ценно для нашего поколения. Мы не делились ни по национальным, ни по социальным признакам. Среди нас в разные годы были югославы, поляки и даже немцы, армяне, чеченцы, осетины, украинцы, евреи, грузины. И были единые интересы, единая цель - любить свою Родину, защищать ее. И дух товарищества, - говорит Пимкин.

После окончания училища в 1954 году Валентин Пимкин продолжил военное образование в Калининграде. Закончил службу в звании полковника, в должности начальника отдела Прибалтийского военного округа.

Куда только не заносила кадета судьба, всю страну объездил вдоль и поперек!

- Из-под Киева меня отправили в Якутск, потом восемь лет служил в Забайкалье, - рассказывает Валентин Георгиевич. - Были и тайга, и тундра, и южный берег моря Лаптевых. После этого - Прибалтика. Четыре года пробыли с семьей в Болгарии. Потом отправились вместе с супругой в Афганистан, но не в армию - в аппарат советников. Службу продолжил в 1984 году в Латвии.

Супруга Валентина Георгиевича следовала за ним повсюду - и в Сибирь, и в Европу. Недавно Светлана Алексеевна и Валентин Георгиевич отпраздновали золотую свадьбу.

Сегодня Валентин Георгиевич Пимкин - член правления Международной ассоциации Суворовских и Нахимовских училищ.

Кадет с душой поэта


Александр Романович Бугаев - автор проекта 79-метровой стелы со звездами, которая является одной из составных частей столичного памятника воинам-освободителям. Художник, дизайнер, поэт, музыкант, преподаватель тоже родом из кадетства.

Он родился в Воронеже в 1937 году в семье военнослужащего. Отец, командир эскадрильи дальней бомбардировочной авиации, погиб в первые дни войны. Мать с детьми эвакуировали в город Бузулук Оренбургской области. В 1947 году Бугаева, как сына военного летчика, погибшего на войне, определили в Сталинградское суворовское училище, которое дислоцировалось в городе Чкалове. Так жизнь свела двух мальчишек - Валентина Пимкина и Александра Бугаева, под крышей одного училища, связав их навсегда кадетским братством.

В те времена попасть в училище было большой удачей.

- Кто попадал в училище, сразу получал путевку в жизнь, - вспоминает Александр Романович. - Там были отличные условия, хорошо кормили (а время было голодное), детьми занимались лучшие офицеры-воспитатели старой закалки. Начальником училища был офицер еще царской армии.

Знания и навыки, полученные в те годы, - это на всю жизнь. Помимо военно-строевой и кавалерийской подготовки, занятия разными видами спорта Александр Бугаев увлекался музыкой, пением, рисованием.

- Музыка меня сопровождает всю жизнь. Способности мне от мамы передались. Она у меня из дворян, артистка, пела. В училище я играл в струнном оркестре на балалайке и маленькой домре-пикколо, обучался игре на фортепиано. Рисовать начал еще раньше. Вырезал самолеты из дерева и даже из картошки. А еще в детстве, глядя, как это делают мама и сестра, научился вышивать.

После Суворовского было Одесское пехотное училище им. Ворошилова, по окончании которого офицер Бугаев был направлен в Венгрию, в город Дьeр. За шесть лет дослужился здесь до капитана. В свободное от службы время Александр занимался музыкой и ходил в студию на занятия по рисованию. А также, как офицер, хорошо знающий венгерский язык, сопровождал артистов, приезжавших с концертами в Южную группу войск. Так, в один из приездов Людмила Гурченко и Марина Стриженова, услышав игру Бугаева на фортепиано, высоко оценили его мастерство. Тогда же он нарисовал портрет Стриженовой, который артистке очень понравился.

В 1964 году Александра Романовича отправили в Прибалтийский военный округ, где он попал под сокращение. Завершив военную карьеру, Бугаев с первого же раза в 28 лет поступил в Академию художеств в Риге, которую успешно окончил. Работал главным художником на заводе «Коммутатор». Трудился на комбинате «Максла», куда его пригласили после удачно осуществленного проекта - кафе Vзja radоtвjs в Юрмале. Занимался интерьером, делал декоры, создал много витражей. В Сочи проектировал два ресторана. По его проектам сделаны залы отдыха для московского аэропорта Внуково, аэропортов в Душанбе и Ленинабаде.

Параллельно он занимался живописью, участвовал в выставках в России и Латвии, сочинял музыку и песни, писал стихи. Сегодня он регулярно выступает с концертами, а его задорный сборник стихов «Пупок» политики и журналисты разобрали на цитаты.

Но самое монументальное его творение суворовца - это стела. Кстати, в этом году исполняется ровно 30 лет с того дня, как впервые был опубликован проект памятника.

В конце семидесятых работать над проектом памятника освободителям Бугаева пригласил заместитель главного архитектора города Эрмен Балинь.

- Он, кстати, замечательный джазовый пианист, а я тогда слегка этим увлекался, - рассказывает Александр Романович. - Мы дружили, и он меня пригласил поучаствовать в конкурсе проектов памятника. Вместе с нами участвовал и Буковский - лауреат Ленинских и Сталинских премий. На конкурсе мы заняли третье место, а когда я придумал стелу со звездами, оставили только нас. Потом к нашей группе присоединили других людей, специалистов, руководителей проектных институтов.

Скоро Александр Романович будет отмечать 40-летие своей творческой деятельности. В его планах продолжать работу во всех направлениях: музыке, живописи, поэзии. Не останавливаться, потому что еще надо очень многое сделать!

Алиса ОРЛОВА

Источник: Час



Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/2/345541











Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@d-pils.lvСайт в стадии разработки