Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
23.07.19. 09:29:30
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

Возвращающая красоту

2008-09-24 19:06:56
Недавно собор, как уже сообщал «Час», украсился еще одной эпитафией - знатного бюргера Хаста. Она была отреставрирована руками Марины Земите. Разговор о профессии мы вели с ней за несколько дней до того, как приемная комиссия высоко оценила ее работу.

«Восстановленные из праха». Эти слова в полной мере можно отнести к украшающим церковь Св. Петра сокровищам декоративно- прикладного искусства - гербовым эпитафиям


Профессия «с потолка»

Реставратор мастер полихромии по дереву и позолоте - так полностью называется профессия Марины. Две разные специальности в одной! Училась она у ведущих латвийских специалистов.

- В 14 лет мама взяла меня на экскурсию в Рундальский дворец. Ее вел реставратор высшей категории Янис Бокманис - он потом разрабатывал методики для наших петровских гербов. В углу комнаты стоял планшет - роскошный фрагмент живописи. Я спросила, как ему удалось так аккуратно вынуть кусок потолка. Он рассмеялся - оказывается, он реконструировал недостающий участок живописи, который потом собирался воссоздавать на потолке.

Увиденное меня настолько вдохновило, что после школы я пошла в реставрационное управление. Оттуда меня направили на работу в Рундале - подмастерьем. Наш лучший позолотчик Ария Розентале говорила: первые восемь лет самые трудные. Эту же фразу ей сказал учитель - легендарный ленинградский позолотчик Петр Петрович Ушаков. Сам он обучался делу в Петергофе у мастера еще царских времен.
Осталось самое трудное для реставрации.

...Судьба привела Марину к гербам Святого Петра. Когда она впервые пришла в собор, тут шли раскопки, вдоль стен стояли леса. Было холодно, реставраторы ходили в фуфайках.

- Великие люди - великое дело сделали, - с уважением подытоживает Марина. - Вернули храм городу.

Параллельно она золотила икону Божьей матери «Всецарицы», что в Благовещенской церкви. А также иконостас церкви Богоматери Всех скорбящих Радости, в Саласпилсе.

Дракон и олень

Работая над эпитафией, Марина старалась не потерять ни миллиметра авторского слоя. Степень разрушения была настолько глубока, что работа по возвращению гербу прежнего облика шла под лупой и буквально сантиметр за сантиметром. Кроме консервации и расчистки полихромных слоев нужно было дезинфицировать дерево и облучить его бактерицидной лампой (микроорганизмы - одни из самых злостных разрушителей памятников искусства). Резчик по дереву Карлис Швернс реставрировал резьбу.

- Гербы-эпитафии храма Св. Петра являются бесценным художественным наследием, - рассказывает Марина. - Степень ответственности за их восстановление чрезвычайно высока, и решения принимаются на совете по петровским эпитафиям. Туда входят специалисты высшего класса: Аида Подзиня, Имант Ланцманис, Даце Чолдере.

Все эти эпитафии уже реставрировались в XIX веке, поэтому на каждой из них по два авторских слоя. Каждый состоит из грунта поверх прежней росписи, новой краски, позолоты... Эпитафия Хаста была очень проблемной на всех стадиях работы. Когда я удалила с нее грубый слой краски, открылась совершенно роскошная живопись.

Особенно сложно было восстановить часть утраченного текста на мемориальной доске. Здесь своими советами очень помог г-н Ланцманис, обладающий уникальными знаниями в области геральдики, стилей барокко и рококо, старонемецкого языка и манеры исполнения текстов на этом языке.

С глубокой благодарностью вспоминаю блестящего реставратора-практика Еву Ланцмане, которой, к сожалению, уже нет среди нас. Она была среди тех, кто консервировал первую эпитафию Гроте. Когда реставрировался герб Шварца, нам понадобился редкий материал для тонировки позолоты резных вишен - драконова кровь. Это смолистое вещество, добываемое из деревьев на острове Суматра. Раньше из него делали лак с неповторимым киноварным оттенком. Именно таким лаком была тонирована единственная уцелевшая вишенка на гербе. Достать драконову кровь в советское время было практически невозможно. Ева щедро поделилась с нами...

Олень на эпитафии Хаста символизирует имя усопшего. Hast - спешка, гонка. На то, чтобы вернуть его к жизни, у Марины ушло больше трех лет.

Требует жертв...

- Вы верите, что наша Рига - город, полный сакрала и астрала? Что она влияет на судьбы людей и нашей планеты?

- Рига, безусловно, особый город. Прежде всего в том плане, что это город красоты. А красота облагораживает душу. Еще Достоевский писал: помести человека в красивую среду - вырастет духовно красивый человек. И наоборот. У нас очень много замечательных памятников архитектуры и искусства. Поэтому, надо думать, у нас город красивых людей.

- Ну а мистическая составляющая - где она?

- Красота несет энергетику. Каждый сильный художник свою энергетику вкладывает в произведение. Почему иконы обладают такой силой?

Храм Св. Петра я ощущаю как особое место. И здесь оказалась не случайно. Я же работала на многих объектах - в Опере, в Аглоне... Но основное - работа с гербами, на которой я выросла до мастера. Работа над ними для меня - путешествие в старинную лабораторию. Это школа. Каждый кусок дерева... он просто поет, линии играют...

...На этажерочке стоят бутылки с веществами, используемыми для расчистки: этилцелазол, пинен, монометилцелазол, этилметилкетон:

- Смотрю, вы активно портите себе здоровье.

- Красота требует жертв. В советское время нам «молочные» деньги платили за вредность.

- В вашем деле нужно быть не скажу чокнутым, но фанатиком.

- Как и в любом деле. Надо любить его, быть энтузиастом. Иначе нельзя. Я получаю удовольствие от того, что капелька за капелькой восстанавливаю эту красоту. И меня греет, что я вернула ее людям.

* * *

Деревянные гербовые эпитафии с роскошной резьбой по дереву в стиле барокко или рококо были самыми модными в XVIII веке. Нижняя часть - памятная доска с надписью, верхняя - гербовый щит, увенчанный рыцарским шлемом, геральдической чалмой или короной, что указывало на то, что умерший был титулованной персоной.

До 1939 года в церкви Св. Петра находилось от 30 до 37 (по разным сведениям) эпитафий. Репатриировавшиеся немцы увезли с собой свои реликвии. Эшелон с гербами шел через Польшу, на которую тогда напал Гитлер. И они там застряли в очень плохих условиях для хранения. 17 штук из них обнаружили только через 15 лет в Познани, их вернули в Ригу. Это единственное, что сохранилось от прежнего деревянного убранства храма. С 1979 года их начали постепенно, с перерывами, реставрировать. Последние на сегодня шесть эпитафий находятся в самом плачевном состоянии.

Среди прочих в число отреставрированных входит эпитафия Вильгельма Барклая-де-Толли, дедушки героя Отечественной войны 1812 года. Это к спорам об уместности или неуместности в Риге памятника выдающемуся полководцу.

* * *

Планомерная реставрация деревянных гербовых эпитафий храма Св. Петра началась в 1983 году. Заказчиком было архитектурное управление Рижского горисполкома, а исполнителем работ - научно-реставрационное управление, в котором г-жа Земите проработала более 17 лет. Нынче это АО Restaurators.

Щепетильно относящаяся ко всему Марина хочет, чтобы ее не выделяли, а подчеркнули роль коллег. Это специалисты экстра класса Янис Бокманис и Гунита Чакаре. Бок о бок с Мариной работали Кристина Ширвинска, Сандра и Зигфрид Приежчиекури, Расма Рамане, Янис Салениекс, Юрис Карловс.

За эти годы Марина Земите выросла до положения ведущего специалиста в своей области. И в этом, считают коллеги, повезло не только ей, но и храму.

Сергей НИКОЛАЕВ

Источник: Час



Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/2/245621











Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@dpils.lvСайт в стадии разработки