Информационно-развлекательный портал Даугавпилса
26.04.18. 23:07:56
                 
 Новости
Лента новостей
В Даугавпилсе
В Латвии
В Евросоюзе
В России
Общество
В мире
Происшествия
Криминал
Бизнес и экономика
Политика
Технологии
Наука и образование
Культура и искусство
Религия
Спорт
Здоровье
Авто
М+Ж
Курьезы
Дайджест
Дом и семья
Кстати


Логин: Пароль:   Регистрация

В ожидании чуда

2008-09-24 19:06:56
Лунгин очень любит Ригу, но бывает у нас редко. Хотя его жена Лена наполовину латышка и здесь живут ее родственники. Правда, режиссер подумывает о том, чтобы сделать наш город местом съемок какой-нибудь из своих картин. А на недавнем Фестивале российского кино в Риге представлял свою предпоследнюю ленту "Остров".

ДОСЬЕ

Павел Лунгин - кинорежиссер, сценарист. Родился в 1949 г. в Москве, в семье сценариста Семена Лунгина. Окончил отделение математической и прикладной линг-вистики МГУ, затем - Высшие сценарные курсы (мастерская М.Львовского). В кино дебютировал как сценарист в 1976 г. фильмом "Все дело в брате". По его сценариям поставлены "Конец императора тайги", "Непобедимый". В 1990 г. по собственному сценарию поставил фильм "Такси-блюз" (специальный приз за режиссуру в Каннах). С начала 1990-х жил во Франции, сейчас - в России. Снял фильмы "Луна-парк", "Линия жизни" и "Свадьба" (специальный приз жюри за лучший подбор актеров, Канны, 2000), "Олигарх", "Бедные родственники", "Остров".




Премьера этого фильма в Москве на тот момент еще не состоялась, зато уже началось его триумфальное шествие по престижным кинофорумам. "Остров" стал фильмом закрытия 63-го Международного кинофестиваля в Венеции и фильмом открытия "Кинотавра-2006", победителем фестиваля российского кино "Московская премьера". Список можно продолжить. И все это не случайно. Картина говорит нечто очень существенное о современном человеке, что важно всем и всюду. И поэтому, наверное, ее можно было бы назвать знаковым или, как модно сегодня говорить, культовым фильмом.


Притча об искуплении

В маленьком островном монастыре на фоне аскетичного черно-белого пейзажа российского Севера, спокойного течения холодных свинцовых вод, снега на куполах и на земле, хрупкой графики мостков и переходов разворачивается действие "Острова". Странноватый старец Анатолий (великолепная роль Петра Мамонова), прорицатель и целитель, отрекшийся от благ и радостей земных, всю жизнь отмаливает свой давний грех - убийство человека. А в финале обнаруживается, что человек-то остался жив! Так что же, страдания и жертвы были не нужны и жизнь прошла зря?..


- Павел Семенович, в фильмах последних четырех лет вы рассматриваете человека в разных ракурсах. Условно говоря, в "Олигархе" это личность и общество, в "Бедных родственниках" - личность и семья, в "Острове" - личность и ее духовный поиск. Это связано и с каким-то собственным вашим духовным перерождением?


- Просто это разные жанры. А вообще, все мои фильмы занимаются поисками того, как в человеке душа пробуждается. Как происходит мучительный процесс ее открытия. И "Остров" наиболее радикальный из них. Это не церковный фильм, как его пытаются определить. Он, скорее, о Боге, о стыде, о грехе, об искуплении - о таких вещах. Но хотя по изобразительной системе, по ритмике он совершенно иной, чем предыдущие ленты, все равно его можно назвать моим фильмом. В нем заложена энергия, есть какая-то неожиданность.


- Как вы пришли к нему?


- Посыл, естественно, был внутренний. Мне попал в руки сценарий, который сначала мне показался невозможным. А потом я к нему возвращался и понял, что именно об этом сегодня нужно говорить.


- В Интернете были мнения людей церкви о нем. Кто-то, например, упрекает вас в том, что преображение героя происходит слишком быстро, не показан долгий и великий труд души.


- Ну, церковники тоже могут ошибаться. Если вы посмотрите фильм, такого вопроса не возникнет. Там речь идет о проступке, который во время войны совершил 17-летний подросток в ужасе перед карателями и который он потом искупает всю свою жизнь... Это как раз фильм об искуплении. Вообще это притча, в основе которой лежит некоторое чудотворство, некоторый дар особый.


Семейный бизнес

- А чему посвящен снятый после "Острова" фильм с рабочим названием "Ветка сирени" о композиторе Рахманинове?


- Любви, метаниям, проблемам художника, таланта. Эмиграции, тоске...


- Наверное, немало привнесли туда из собственного эмоционального опыта жизни в Париже?


- Видимо, да. Из каких-то воспоминаний о России, какой-то ностальгии. Это сложные чувства. Хотя я ведь и не эмигрировал никогда - у меня всегда был советский паспорт. Просто пришла свобода - и появилась возможность жить, где хочешь - то здесь, то там.


- Когда вы вернулись в Россию, то создали свою студию. Что это - желание избавиться от мало смыслящих в киноремесле продюсеров-диктаторов?


- Именно. Я как-то по-своему понимаю кинопроцесс. Да у меня и больше опыта, чем у большинства наших продюсеров, я знаю, что всегда можно найти компромисс между финансовой составляющей и замыслом художника. Но фильм о Рахманинове я делал на чужой студии, и для меня это было тяжело, скажу откровенно. И тут я еще раз убедился, что в "семейном бизнесе" есть большая правда. Но я вовсе не хочу быть единственным режиссером своей студии. Мне хочется иметь возможность как-то влиять на кинопроцесс. Чтобы создавалось такое кино, которое мне близко и которое мне нравится.


- Что вы запускаете сейчас на своей студии как продюсер?


- В 2007 году выйдет фильм "Жестокость", по сценарию Дениса Родимина, автора "Бумера". Сюжет современный. Рената Литвинова там играет очень интересно. Снимала молодой режиссер, дебютантка Марина Любакова.


И мне кажется, что наши режиссеры, по крайней мере опытные, гораздо профессиональнее наших продюсеров, которые живут в каких-то мечтах о Голливуде 1930-х годов. Но сейчас уже никто так снимать не будет. Это возможно только в каких-то порнографических фильмах: чтобы не важен был режиссер и все прочее, а важна лишь каждая затраченная минута. Вот на 20 минут хватило, а больше денег нет... Это конвейер по сборке фильмов. Художественное кино так не снимают, это не имеет смысла.


- А как снимают?


- Формулы тут нет, но есть поиск. Нужно соединять максимальную организацию процесса и придумывание фильма до съемочного периода с возможностью менять, искать и заниматься творчеством уже на площадке. Художественное кино без творчества в процессе съемок для меня невозможно. Потому что есть некая правда мгновения, правда минуты, состояния актеров, состояния себя, состояния космоса - всего. И вот когда все эти линии пересекаются, тогда и происходит главное. Чудо не обязательно произойдет, но может и произойти.


Все перемелется

- Как складывалась прокатная и фестивальная судьба ваших предыдущих фильмов?


- "Олигарх" шел хорошо, "Бедных родственников" завалили в прокате, хотя у фильма был очень хороший рейтинг на телевидении, и он бы мог иметь большой успех. Но этого не произошло. Его выпустили через неделю после "9-й роты", и он был раздавлен хвостом беспрецедентной массовой рекламы на нее.


- Живя во Франции, вы, в отличие от Иоселиани, ничего не сняли про французскую жизнь. Почему?


- Но с Иоселиани мы совсем не пересекаемся. Хочется, наверное, снимать про то, что знаешь. А меня гораздо меньше волнует французская жизнь, чем русская. А когда я жил в Париже, происходящее в России для меня было особенно важным и волнующим. Мне кажется, то, что происходит в России, происходит сейчас во всем мире: полный упадок идей, отсутствие какой-то духовной жизни. Просто Россия, как всегда, в авангарде, в ней все приобретает особенно зримые и парадоксальные формы. Это как прозрачные стенки в кастрюле - все видно. Потому и появился мой "Остров", что жалко сосредоточиваться только на материальной жизни. В возникшем так вдруг XXI веке она кажется настолько бессмысленной и непонятной, что впереди ощущается тупик. И каждый ощупывает этот тупик, как в притче о том, как слепые ощупывают слона: одному попалась огромная нога, а другому хвост - и он говорит, что это отвратительная вонючая веревочка... Непонятно, куда идти, и зачем мы вообще существуем. Все идет по какой-то синусоиде, и сейчас мы находимся в какой-то глубокой нижней петле. Но ведь ничего не кончается, и люди в 1917-м или 1925 году чувствовали то же самое. Когда вокруг все рушилось - им казалось, что небо падает на землю. Но потом это все как-то перемалывается. Я думаю, то же самое будет и сейчас. Но в спасение через государство я совсем не верю. Особенно важной сегодня становится деятельность каждого отдельного индивида. Я не верю в народ, но верю в человека, он все-таки создан по образу и подобию Божьему.


- И какую роль в нынешних процессах вы отводите кино?


- Огромную. Сейчас через кино человек осмысливает себя, свое время. Кино вползает к нему в душу, становится его историей, заменителем реальной правды, становится языком, на котором люди говорят... Например, у нас на глазах Америка с помощью кино изживала у себя такие ужасные явления, как расизм. Война во Вьетнаме тоже была осмыслена, оплакана, пережита через американское кино. Оно меняло настроение в обществе.








Источник: Телеграф



Постоянный адрес статьи - http://www.d-pils.lv/news/2/238878











Письмо от Деда Мороза



http://www.d-pils.lv/news/1070606






Top.LV
Ramblers Top100
Ramblers Top100

webmaster@d-pils.lvСайт в стадии разработки